STEEM на русском на steeme.ru
Горячее
Лучшее
Новое
 
STEEME.RU :: Записи с тэгом "sci-fi"
$0.225

Лев Термен - разведчик из будущего

На вопрос, что общего между электронной музыкой и шпионажем, трудно ответить, не зная этой истории...

В 1951 году радист британского посольства в Москве неожиданно услышал на одном из открытых каналов разговоры, которые, как оказалось, велись в здании американского диппредставительства. Это значило, что в посольстве США была организована прослушка...

После долгих поисков «жучка» присланные Госдепом специалисты обнаружили странное устройство без проводов и источников питания внутри герба США, подаренного в 1945 году послу Гарриману на Ялтинской конференции. Лишь много лет спустя они узнали, что таинственный прибор, прозванный “The Thing” («Эта вещь»), собрал тот же человек, что в 30-е годы собирал полный зал нью-йоркского Карнеги-холла - своими концертами на первом в истории электронном музыкальном инструменте.

Это был Лев Сергеевич Термен — потомок мятежных французских аристократов-альбигойцев, который творил чудеса на благо Советской власти, получив содействие от самого Ленина. Его имя до сих пор окутано туманом неразгаданных тайн.

При поддержке Ленина терменвокс, созданный молодым изобретателем Львом Сергеевичем Терменом, становится воплощением прогресса. Правительство большевиков использовало концерты Термена, чтобы сделать пиар своему великому плану ГОЭЛРО, который должен был развеять над страной тьму невежества. Лев Сергеевич дал 150 концертов.

«Разрешение проблемы идеального инструмента. Приблизительно шестьдесят октав слышимых звуков, в том числе двадцать четыре октавы музыкальных звуков, вместо шести на рояле, звуки освобождены от „примесей“ материала. Начало века радиомузыки», - писали про Термена в газетах.

На дворе была эра Футуризма, и терменвокс вписывался в неё как нельзя лучше. Зарубежные журналисты даже высказывали мнение, что электронные инструменты вытеснят «устаревшие» традиционные. На тот момент Советская власть была благосклонна к Термену, несмотря на его «классово чуждое» происхождение.

Без Льва Сергеевича и его терменвокса было бы невозможно создание электронного синтезатора — одного из «столпов» современной музыки. Термен оставил след и в искусстве, и в современной технике. Он запомнился современником как смелый, увлекающийся человек, который любил шутить и удивлять других людей. В Америке о вымышленных приключениях молодого Льва Сергеевича рисуют научно-фантастические комиксы, как и о другом выдающемся учёном - Николе Тесле, с которым у нашего героя есть немало общего. Были ли они знакомы? Меня не оставляет этот вопрос.

О музыкальной и изобретательской деятельности Термена известно немало по обе стороны Атлантики. Но куда меньше мы знаем о Термене — «бойце невидимого фронта». В 1929 году его отправили на Запад, сначала в Европу, а потом и в Америку — не только для повышения престижа Советского Союза, где смог развернуться такой талант, но и для разведдеятельности, прежде всего - наблюдением за техническим прогрессом.

В США была эпоха «ревущих двадцатых». Время взлёта экономики, науки и техники. Время новой музыки — джаза. Началось массовое радиовещание, радиолы становились предметами обстановки, на экранах появились первые звуковые кинофильмы, и радиомузыка Термена оказалась как нельзя кстати. После триумфального успеха в Карнеги-холле и Метрополитан-опере изобретения Льва Сергеевича привлекли к себе внимание американских предпринимателей.

Удивительно, но, работая в США, Лев Сергеевич, не скрывал свою преданность Советскому Союзу и идеям социализма: он даже выступал с концертом на мероприятии местной компартии. Между тем, в числе его знакомых были не только Альберт Эйнштейн и Чарли Чаплин, но ещё Форд, Рокфеллер, Дуайт Эйзенхауэр, будущий президент США, и военный специалист Лесли Гроувс, ставший руководителем атомного «Манхэттенского проекта». Термен был членом клуба миллионеров и наверняка был осведомлён о многих вещах, но, совсем как в кино, «погорел» на романе с красивой женщиной. Тайн в этой истории немало. Какие научно-технические сведения добыл наш гениальный соотечественник? В чём его разведдеятельность помогла Советскому Союзу перед войной? Почему после ареста и отправки на Колыму в Кремле решили вернуть его из лагеря, хотя предъявленные Термену обвинения вполне могли его погубить?..

Вот еще один малоизвестный факт. Хотя «отцом» телевидения считается Владимир Зворыкин, а началом телевизионной эры принято считать 1931 год, в 1920-х годах Термен создал собственную телевизионную систему «дальновидение», которая опережала систему Зворыкина самым удивительным образом. Весной 1926 года инженер Лев Термен демонстрировал в Наркомате обороны первую в мире телевизионную установку — дальновидение. Он установил объектив камеры на улице, экран расположил в кабинете, и красные полководцы Орджоникидзе, Ворошилов, Буденный и Тухачевский дружно вскрикнули от восторга: на экране по двору шел Сталин! В нем использовалась чересстрочная развертка на 32 и на 64 строки, изображение воспроизводилось на экране размером 1,5х1,5 м. До него такого разрешения не удавалось добиться ни одному инженеру: экраны западных телевизоров были размером со спичечный коробок.

Интересы Льва Сергеевича были разносторонними, как у гениев эпохи Возрождения. Он интересовался не только механизмами, но и загадками человеческого организма: в частности, его интересовала консервация организма в условиях холода — то, с чем экспериментируют учёные в наши дни. Ещё в молодости он собирался бросить вызов самой смерти, когда скончался Ленин. С поразительной, даже пугающей уверенностью он писал: «Как только я узнал об этом, то принял решение: Ленина надо похоронить в мерзлоте, а через несколько лет я его восстановлю! <…> У меня был надежный помощник, которого я послал в Горки, чтобы выяснить, как все это оформить. Он вернулся очень скоро; сделать уж было ничего нельзя, слишком поздно. Оказалось, что мозг и сердце Ленина доктора уже извлекли, поместили в банку, залили спиртом и таким образом убили все клетки. Я был сильно огорчен. Мне казалось, что, заполучив тело Ленина, мы, на том уровне науки, смогли бы разобраться, в чем дефект того или иного органа человеческого тела. Я был готов к этому». Впрочем, его исследований в данной области то ли не оценили, то ли... побоялись.

К теме продления жизни он вернулся уже на закате Советской эпохи, будучи сам девяностолетним (в 95 он давал концерт в США). Он выступал на семинаре «О бессмертии», также он придумал систему очистки и омоложения крови и пришёл предложить её в ЦК, но человека, подобного Ленину, когда-то «пригревшему» гения, там уже не нашлось. Как передавал сам Лев Сергеевич, «там сказали, что нам нужно прокормить население, а не продлять ему жизнь». Так что же конкретно хотел сделать Термен и насколько его проект был оправдан с научной точки зрения?
Льва Термена можно поставить в один ряд с Поповым, Эдисоном, Теслой, Хеди Ламарр — людьми, заложившими основы всех современных технологий. Его наследие живёт и сейчас — в виде электронных музыкальных инструментов и современных радиоустройств, но ещё интереснее выяснить, сколько смелых замыслов до нас НЕ дошло. Становится ясно что личность и работа Термена сильно недооценены в наши дни и достойны того, чтобы освещаться в современной культуре с тем же энтузиазмом, с каким «пиарит» своих героев от науки западный мир.

$0

Нет места человеку / No place for a human

Если «Апсара» похожа изнутри хоть на маленький и неуютный, но дом, то ремонтный челнок — это даже не транспорт, а что-то вроде тесного и неудобного предмета одежды — втиснулся и полетел. Настоящий дух приключений! Как это всегда бывает при посадке с большой высоты, казалось, что не мы опускаемся на Луну, а она бросается навстречу челноку с огромной скоростью, чтобы раздавить в своих каменных объятиях. Я посмотрел на Вайолета — притихшего и крепко поджавшего губы; держу пари, точно такое же выражение лица было у меня при столкновении с клонами-бандюгами в Новой Гаване...

-Мы точно не падаем? - спросил он меня уже третий раз кряду.

-Зато какой кратер останется! - засмеялся я. Но когда мне в предплечье вцепились металлические пальцы, я поблагодарил судьбу, что сам в этот момент был в скафандре, усиленном углепластиковой чешуей. За время условных, но, тем не менее, долгих дней, что мы c Вайолетом бок о бок провели на «Апсаре», я успел узнать больше об улучшениях его тела; рёбра и самые крупные кости в его теле, кроме таза и черепа — искусственные. И даже позвонки надёжно защищены слоем прочного и эластичного минерально-белкового композита, отчего выступают на теле весьма заметно.

-А как же мышцы, сухожилия? - удивился я тогда. - Как они-то выдерживают вес твоих костей?

-Мышцы усилены нановолокнами. К тому же, они растут и крепнут с увеличением нагрузки, а я и раньше слабеньким не был, иначе никто б меня в «Архангелы» не взял, - пояcнил киборг. - Вот с сухожилиями сложнее, из-за них пришлось долго лежать, потому что скачок массы очень уж резкий, и ещё полгода уколы делать... Главное здесь что? Не связываться с дешёвыми шарлатанами; от их работы люди уже через полгода буквально сыпаться начинают... К тому же, ты помнишь, как на Земле народ распухал до ста пятидесяти и больше... Жили же как-то...

-Ну, да... Пока в менее правильных странах кости разве что сквозь кожу не прорывались...

-Я ему про физиологию, а он мне про социальную справедливость. Да что ты будешь делать?

Киборг так и не отпускал меня, пока я не выровнял челнок параллельно поверхности. Удивительно: подъёма на «Игдрассиль» он не побоялся! Видимо, его страшила не высота как таковая — иначе никогда бы не смог обучаться по нашей программе - а именно быстрое снижение космического судна, тем более — над незнакомой планетой.

-Прилетим на Землю — покажу, как делается мёртвая петля! - усмехнулся я, когда под нами уже показались циклопические строения завода.

-Ага, и выплюнешь зубы... - пробормотал киборг, привыкший сам посмеиваться над «целочками» вроде меня.

-Вильгельмина, как будем заходить внутрь? - спросил я.

-Грузовой люк космодрома можете оставить в покое. Крышку люка ваш десмодус вскроет, но туннель обвалился после посадки «Мармариона», я проверяла. Вход в жилой корпус тоже заварен снаружи — чтобы такие, как вы, туда не добрались. Придётся вам топать до кратера и зайти через тот туннель, куда заползают наши добытчики после рабочей смены. Они как раз сдают последний груз, и вы ещё успеете до закрытия. -А дальше?

-Я постараюсь безопасно вас провести.

Когда мы оказались над кратером Тихо, ночь уже вступила в свои права, и только голубое полушарие Земли заманчиво светило с необъятного неба: даже отсюда можно было различить материки, океаны и облака. Наша чудесная прародина уже одним своим присутствием внушала уверенность и спокойствие, какое внушает ребёнку любимый родитель.

Садиться в полной темноте при отсутствии освещённого космодрома — приятного мало, но я так делал уже не раз, а прожектор гигантской башни, управляемый мыслью Бессмертной, высветил для нас небольшой пятачок в непроглядной ночи. Ровное, а значит, пригодное для прилунения челнока место нашлось в трёх с лишним километрах от точки, где, прильнув к толстой металлической крышке, лежал оставленный мной десмодус.

-Надо бы подзарядить нашего крылатого друга; произнёс я, адресуя эту фразу Катрине, чтобы она бросила на десмодус заряд электричества. Если вскрывать люк на космодроме смысла нет, наша «летучая мышка» пригодится внутри — на разведку летать.

Поставив мощность тормозных двигателей на максимум, я выровнял челнок и стал опускать его в пятно подававшегося с башни света, подметив про себя, что именно эту башню мы по первоначальному плану Вильгельмины должны были подорвать... Одновременно я включил систему радиолокации, чтобы составить карту сектора и загрузить её в наши браслеты. Повинуясь моему мысленному приказу, челнок выпустил опоры и мягко качнулся, когда они упёрлись в грунт.

$0

Осиротевшая Земля. Глава 1. Рождение хищника

 Мой папаша — Чарльз Линдон — рано приучил меня к охоте. Это было его главным развлечением в те редкие дни, когда он не пропадал пропадом в своих рабочих апартаментах, куда без разрешения ни я, ни мама не смели заходить. С первых моих дней он стремился сделать из меня своё подобие, но тогда и вообразить не мог, как сильно я его превзойду благодаря нашей общей страсти, моему дьявольскому везению и успехам науки.

В день, когда мне исполнилось семь лет, отец разбудил меня до рассвета и объявил получасовую готовность: мне следовало умыться, позавтракать и полностью одеться для дальней прогулки. Когда я, уже собранный, спустился в гараж, он уложил в багажник машины зачехленное ружье, кейс с патронами, сумку-холодильник и несколько чучел уток и гусей, которых я принял тогда за живых, но почему-то спящих птиц. Некоторые дела отец никогда не доверял ни роботам, ни слугам: так, сборы на охоту были тем священным ритуалом, исполнять который полагалось только самостоятельно.

Машину он выбрал на мой тогдашний взгляд неприглядную; она походила на неуклюжий ящик на колесах, не сияла под солнцем и не манила глубокой матовой чернотой или загадочной синевой. Со стороны можно было подумать, что из этого пыльного драндулета вот-вот посыпятся в разные стороны болты да гайки. На самом же деле он оказался оснащен так, как я привык: автопилот, климат-контроль с регулятором влажности воздуха, кресла с массажем (хоть и обтянутые грубыми тряпичными чехлами) и бронированные стекла. Я попросил отца выдать мне смарт-очки, потому что хотел досмотреть в дороге мультик про нашествие инопланетян, но тот сказал, что мультики — это для дома. А здесь, в дороге, я должен разговаривать с ним, посматривать по сторонам и подмечать все необычное, хотя мне было сложно понять, что интересного можно увидеть на шоссе.

- Чтобы увидеть, нужно иметь привычку вглядываться, - сказал отец. - Кстати, ты задумывался, почему вдруг мы сдались каким-то инопланетянам? Ты сам часто завоевываешь улиток там или муравьёв? - добавил он.

-А если им взбредет в голову поохотиться на нас? Как ты охотишься на волков и медведей?

-Ха, а ты умеешь задавать вопросы! - сказав это, отец потрепал меня по волосам. Он словно взял за правило прикасаться ко мне лишь тогда, когда я делал или говорил что-то исключительно для него приятное. А я в ту пору и не знал, что это такое — уметь задавать вопросы. Даже не думал, что это еще и уметь надо... - Но даже тогда им не резон истреблять всех до единого. Иначе не на кого станет охотиться. Лично я подозреваю, что инопланетным охотникам нужны куда более крупные и опасные твари, за которыми можно гоняться по всей Галактике. А мы Марс осваиваем едва-едва...

Дорога то петляла меж холмов, то на многие километры тянулась прямо, мимо станций подзарядки «Линдон Пауэр», мерцающих огнями мотелей, закусочных и редких бензоколонок, по большей части навеки закрытых. Помню, отец, указывал мне на них и посмеивался: «Когда-то наш дальний предок, зверек размером с крысу, вытеснил тираннозавров. И где теперь те тираннозавры?»

-За нами хвост, - сказал я, гордый тем, что смог по случаю ввернуть фразу, подслушанную в кинофильме. - Они нам отомстить хотят, эти самые тираннозавры, да?

За нами и вправду всю дорогу следовал «дом на колесах», двигаясь куда быстрее, чем «дома на колесах» обычно ездят.

-Глупый, это охрана.

-А почему в такой странной машине?

-Чтобы внимания не привлекать. Для всех остальных мы самые обычные люди.

Меня как любителя шпионских фильмов эта игра привела в восторг. К тому же, я никогда раньше не отъезжал от нашего поместья так далеко. Именно тогда я впервые увидел, как отец ведет автомобиль по-старинке, самостоятельно, не опасаясь быть осмеянным другими. Никогда, говорил он, нельзя полностью отдавать контроль над своей жизнью — ни другим людям, ни даже самым умным машинам. Тот, кто ходит своими ногами, всегда будет иметь преимущество над тем, кто разучился это делать. Тот, кто научился добывать огонь из стекла или палок, сильнее того, кто никогда не видел живого огня, пусть даже последних большинство. Тот, кто умеет охотиться, всегда в выигрыше перед тем, кто не умеет. Я слушал отца с восхищением и верил, что ему действительно есть дело до меня — ребенка и просто человека, а не наследника «Линдон Пауэр».

Мы позабыли свою дикую, животную сущность, говорил отец, а вместе с ней стали утрачивать и человеческие черты. На мой вопрос, как так могло произойти, он пообещал свозить меня в «обычную школу» и познакомить с её учениками — но через пару-тройку лет, когда я немного подрасту.

-А разве моя школа — не обычная? - спросил я.

-Обычная — для таких, как мы. - пояснил отец, заговорщицки подмигнув. - Только вот мы не вполне обычные люди. Можно сказать — последние из оставшихся настоящих людей.

Я не понял последней фразы, но переспрашивать не осмелился.

Наконец, бетонные короба бесконечных торговых центров, автомастерские, мотели и придорожные фастфуды самых невероятных конструкций вроде гигантского розового кролика или столь же гигантского яйца, лежащего на боку, уступили место жёлтым полям, в глубине которых виднелись какие-то промышленные сооружения. Отец сказал, что это фермы, где выращивают скот, но я не заметил, чтобы хоть одно животное паслось под открытым небом.

-Они не пасутся, - сказал отец. - Они всегда взаперти. Те фермы, где коровы гуляют, можно по пальцам пересчитать.

-А почему так?

-Земля дорогая.

-Но ведь её сколько угодно! - возмутился я.

-Нет земли без господина. Даже если на ней ничего не стоит.

Машина снова повернула, и вот, справа и слева нас обступили деревья и кустарники — так, что стало почти темно. Несколько минут спустя мы остановились перед металлическими воротами; выйдя из машины, отец приложил к ридеру на створке ладонь и набрал на кодовом замке цифры.

Вот, наконец, мы остановились перед высокой стеной тёмного леса я выскочил из машины, чтобы полюбоваться на могучие деревья, колоннами подпиравшие небо; некоторое время спустя подъехали и охранники, одетые как обычные туристы. После того, как подлетевший беспилотник отсканировал сетчатки наших глаз, я сменил одежду и обувь на те, что взял для меня с собой отец — толстую куртку и брюки камуфляжной расцветки, а также пару резиновых сапог — ужасно длинных, словно женские чулки. Для пущей важности отец водрузил мне на голову ковбойскую шляпу, и я запрыгал от восторга. Глава «Линдон Пауэр» оборвал мои вопли, сказав, что охота — совсем не то мероприятие, на котором бегают, прыгают и орут. Я, в свою очередь, спросил, когда набегут волки. Получив ответ, что начинать придется с птиц, я разочаровался во всем мероприятии. На моей памяти на птиц отец никогда не охотился, признавая в качестве дичи лишь крупных и зачастую опасных зверей.

Поверхность под ногами оказалась ужасно неровной — сплошные выступы, ямы, коряги и камни, подушечки мха, зыбкая мягкость прелой листвы, в которой тонула нога, неприятная жирность грязи. Совсем не ровные дорожки нашего парка, посыпанные мелким гравием и ракушками. Я заново учился ходить и казалось, тут это легче на четырех ногах, никак не на двух.

Узкая песчаная тропа, на которой мы очутились, круто спускалась вниз среди кустов барбариса с продолговатыми рубинами ягод и травы в мой рост высотой. Она вывела нас к озеру, которое в этот пасмурный октябрьский день выглядело почти чёрным. Его зеркальная поверхность слегка подрагивала под набегавшим ветерком, холодившим нос и кончики пальцев.

Затаив дыхание, я наблюдал, как он выбирает место, чтобы засесть там с ружьём. Дичь вовсе не торопилась ни скакать под нашими ногами, ни носиться над головой. Её нужно было приманивать, расставив на воде те самые чучела, дожидаться в скрадке-лежаке, не смея лишний раз пошевелиться, и лишь тогда — спокойно, без суеты и без спешки, стрелять. Тогда я еще не понимал всех этих удовольствий, но, стремясь во всем подражать отцу, всеми силами притворялся заинтересованным, ожидая, когда, наконец, он хотя бы на несколько секунд даст мне подержать винтовку, которую он сам так часто называл главным достоянием свободного человека.

Когда в прибрежные заросли с криком упал наш первый гусь — красавец с длинной чёрной шеей, интерес вспыхнул по-настоящему. Я подскочил и, хлюпая водой, опрометью кинулся в камыши, чтобы схватить добычу и принести отцу. Мне не хотелось, чтобы первым стал кто-то из охранников (они и не собирались, но я этого не знал). Но меня ждал неприятный сюрприз: птица не лежала бездыханной в ожидании, когда ее подберут, а хлопала крылом, раскрывала клюв и злобно шипела в мою сторону, а я ходил из стороны в сторону, увязая в жирном прибрежном иле, и не знал, как подступиться к добыче. То, что гусь оказался живым и окрашивал кровью воду вокруг себя, довольно сильно меня напугало.

Подошедший отец решил проблему, свернув птице шею, после чего она сразу перестала трепыхаться и замерла с приоткрытым клювом, а я зачем-то позорно разревелся. Глава «Линдон Пауэр» не стал мне за это выговаривать и лишь велел мне убрать нашу добычу в сумку, но я физически ощущал волны недовольства, которые от него исходили. Тоже ещё: впервые доверили серьезное, мужское дело, а он сопли пускает, словно не на охоту пришел, а на балет с умирающим лебедем.

До того, как стемнело, папаша добыл еще одного гуся, и этого я подобрал порасторопнее: на счастье, птица оказалась неподвижной, как сухой пень, и глаза ее были закрыты.

-А ты молодец, уже не боишься, - похвалил отец, снял шляпу и повесил её на сук. - .

Мы отошли, наверное, на тридцать метров от дерева, где висела шляпа, и я почувствовал на своих руках холодную тяжесть отцовского «Винчестера». Ого! Как держать ровно такую махину, когда руки под ней трясутся?

-Отдачи не бойся. Приклад упри в плечо сильнее. Не упрешь — выбьет плечо к чёртовой матери, и я тут буду не при чём - сказал отец.

Я вжал приклад до боли, прицелился так, как он меня учил, снял ружье с предохранителя и нажал спусковой крючок. То ли резко нажал, то ли руки все-таки дрогнули под непривычным весом оружия. Грянул выстрел, с непривычки промчалась по телу дрожь, отдача сильно толкнула меня назад, но шляпа осталась висеть на дереве.

-Ты у меня охотник или дичь? - усмехнулся отец. - Соберись, это ж проще простого!

Мои пальцы налились холодом, шум собственного дыхания отвлекал. Я отдал бы все свои игрушки, всю свою комнату, да что там — весь дом за то, чтобы отец не смотрел на меня так пристально. Как можно сосредоточиться под этим тяжёлым взглядом? Выстрел! И снова в «молоко».

-Хочешь подойти поближе?

-Нет! - прорычал я. Упрощение задачи унизило бы меня сильнее любых насмешек.

-Тогда не дёргай крючок, а мягко поведи на себя.

«Сейчас или никогда!» - сказал я себе, замедлил дыхание, прицелился и сделал так, как сказал отец — медленно и плавно потянув крючок фалангой пальца. На этот раз я даже не заметил удара прикладом в плечо, потому что продырявленная шляпа слетела-таки на траву. Не в силах поверить в такой успех, я поставил ружье на предохранитель и подбежал, чтобы убедиться: мишень сбита.

-Да ты у меня Соколиный Глаз! В следующий раз попробуешь на лету.

-А это как?

-Смотришь, куда летит шляпа, и стреляешь с опережением — до того, как мишень в прицел попадет. Тут долго выжидать нельзя: опоздаешь.

-Дай попробовать!

-Уже не сегодня. - по голосу отца я понял, что дальше упрашивать бесполезно: придется терзаться в ожидании следующих выходных.

Налетел прохладный ветер, пустив мелкую рябь по воде, зашелестел длинными острыми листьями камыша. Уже на пути к машине я прислушался, как шумят деревья и одиноко стрекочет кузнечик среди травы. Раньше я всего этого просто не замечал, а теперь они со мной говорили.

На следующий день отец улетел по делам в Китай и отстутствовал целых восемь дней, так что мне пришлось изрядно помучиться ожиданием; в охотничьих угодьях я оказался только через выходные. Вновь потребовалось две неудачных попытки, прежде чем я смог поразить летящую мишень — новую шляпу, копию предыдущей. И хотя папаша, как всегда, был скуп на похвалу, я заметил, как он оживился, как загорелись огоньки в его глазах- не ожидал, видать, что у меня получится так быстро. Повторить свой успех мне удалось лишь на седьмой попытке, но больше по этой шляпе я не промахивался. В этот раз мы провели на берегу озера целых два дня — с большим рыжим костром и ночевкой в палатке — и домой вернулись с пятью гусями. Когда раскаленный шар солнца погружался в воды озера, казалось — вот он, край земли, за которым ничего нет. Именно тогда я приручил огонь и научился разводить его без спичек — с помощью огнива, хоть и пришлось с ним долго помучиться. Я смотрел, как из крохотной искорки он превращается в пламя, пожирает сухую траву и хворост, набирает силу и начинает свой красивейший танец. Он гудел, трещал, шелестел, а значит, говорил со мной, как насекомые, как деревья. Я слушал уханье, щёлканье, стрекотание, свист, что доносились из лесной чащобы - и чувствовал себя первым человеком — ещё наполовину зверем, для которого эти звуки были не бессмыслицей, а целой историей. Телохранители по-прежнему были где-то поблизости, но мы не видели их и не слышали.

-Насквозь костром провоняли, - проворчала мать, встречая нас вечером воскресенья в холле, пропитанном запахом фрезии. На этой фрезии она была просто помешана, и аромат струился за нею словно шлейф, куда бы она ни шла. Тем не менее, я сказал, что костер пахнет лучше всего на свете.

Так кончилось детство. Игры, мультфильмы, футбол, катание на пони и прочая белиберда, которой я увлекался прежде, в одночасье стали просто жалкими. Наш огромный особняк день ото дня становился всё теснее, комната и вовсе жала, как ботинки, из которых вырос, и всякий раз, когда отец собирался на охоту, я увязывался за ним — глотнуть свободы. Он был чертовски доволен, что я полностью разделил его главное увлечение, но моим просьбам отослать охрану прочь не уступал, что слегка портило атмосферу.

Я стал больше стараться в школе, ведь в награду отец пообещал отпустить меня в стрелковый клуб и продлевал мой абонемент всякий раз, когда я с отличием заканчивал семестр. Разумеется, больше всего я мечтал о собственном ружье, но всякий раз, когда я говорил об этом, отец отвечал: «Ты мог бы лучше заниматься в школе» или «Ты ещё плохо стреляешь», - даже после того, как в клубе я обогнал всех своих сверстников. Другой бы после такого вообще забросил бы это дело, но я не знал иного пути, как вперёд.

Незадолго до десятого дня рождения на меня обрушился сюрприз, хотя и давно обещанный, - день в загадочной «обычной школе». Утром отцу, как почти всегда, нужно было работать, и потому меня туда доставил шофер. Впрочем, тот лишь делал вид, что куда-то меня везёт: машиной управлял бортовой компьютер, а водитель находился в ней лишь для подстраховки — чтобы вместо школы я куда-нибудь не улизнул. Мы пронеслись по хайвею на уровне десятого — пятнадцатого этажа, затем спустились в лабиринты узких улиц, на которых, в тени чудовищных небоскребов, царил вечный полумрак. Когда я вышел из машины, передо мной растворились низкие ворота, и я увидел здание, напоминавшее груду хаотично поставленных друг на друга детских кубиков. Множество парней и девчонок моего возраста валялись на разноцветных пуфах во дворе, усаженном чахлыми деревцами. У всех были с собой планшеты, и ребята неотрывно смотрели на экран, время от времени тыкая в него пальцами. 

$0

Осиротевшая Земля. Глава 1. Рождение хищника - окончание

 Я подошёл к первому попавшемуся мальчику — высокому рыжему толстяку — и похлопал его по плечу. Тот сначала не реагировал, а затем дернулся, как от ожога, и недовольно на меня уставился.

-Что надо?

-Я Герион.

-Новенький, что ли?

-Да. Ты в четвертом или в пятом?

-Эммм... Ты бы шёл куда-нибудь. Нужно код сейфа узнать, а ты мешаешь, - неприветливо сказал он.

Код к сейфу. Конечно же! Обучающая игра — у меня самого стоит такая. Чтобы продвинуться дальше по сюжету, нужно решить задачу и ввести код, букву либо недостающее число, которое от тебя требует программа. Я попросил разрешения взглянуть и увидел простое линейное уравнение с дробями, умножением и делением, я такие щёлкал, как орехи, ещё два года назад, хотя никто и не считал меня гениальным. Тот ввёл цифру в поле ответа, забрал из сейфа виртуальное золото и побрел внутрь, даже не сказав «спасибо». Его жирные складки сотрясались при ходьбе, как желе. И где таких красавцев делают?

В классе таких ребят было большинство. У одного под носом висели сопли, при этом он даже не пытался их убрать. Второй и третий весь урок рисовали на планшете половые органы и беспрестанно их друг другу показывали. Мальчик, которому я решил задачу, и вовсе время от времени засыпал, подозреваю, пробудить его сейчас могла лишь двойная порция картошки-фри. Неопрятная девчонка справа от меня — рыжая, с очень маленькими глазами и похожая на старушку, механически жевала жвачку, время от времени громко хлопая пузырем, и никто не делал ей замечаний. Мне сделалось не по себе, страшно почти, словно все эти дети болели какой-то омерзительной болезнью.

Учитель мистер Грант — суровый, но медленный громила с мимикой паралитика (то есть с почти полным ее отсутствием) — оказался ненамного умнее класса: он завел речь про государства Древней Греции, а я уже немало успел про нее прочесть. К моему возмущению, Грант сделал вид, словно никто никогда не слышал ни про Критскую цивилизацию, ни про Троянскую войну! Когда же я спросил, была ли она на самом деле или была придумана гениальным стариком Гомером, тот ответил, что в программу моего класса данный вопрос не входит. Мои соседи истерично заржали, и я сперва решил, что потешаются они над некомпетентностью нашего «источника знаний». На всякий случай я еще спросил, существовал ли Кносский лабиринт в реальности. Учитель повторил предыдущий ответ не просто слово в слово, но с той же интонацией. Приглядевшись повнимательней, я понял, что передо мной антропоморфный робот, в которого просто заложили программу: на те вопросы отвечать, а на эти — нет. А грозный вид — это для того, наверное, чтобы ученички на запчасти не растащили. Хотя куда им, они причесаться самостоятельно — и то не смогут.

Класс оживился и забурлил: проснулся даже мой «спящий красавец». Учителя начали вопросами один глупее и непристойнее другого, а он продолжал тараторить, как попугай: «Это не входит в вашу программу, это не входит в вашу программу». Так они веселились с полчаса, пока урок не закончился, и я даже пожалел, что бросил камень в это болото.

На следующем уроке тот же робот разучивал с нами стихотворение: мы повторяли его, как умалишённые, раз за разом, а он водил глазами туда-сюда, следя, чтобы никто не вздумал отлынивать. Когда мне надоело двадцать минут напролет бормотать одно и то же, здоровяк подошёл ко мне вплотную и загробным голосом велел продолжать вместе со всеми, но я уже знал, как его нейтрализовать, и спросил про число хромосом у коровы. Этого хватило, чтобы на беднягу вновь обрушился радостный шквал вопросов не по программе. Кажется, я открыл этим ребятам Америку, и теперь они твёрдо решили спалить ненавистному роботу процессор.

На гвалт прибежал директор мистер Хиссер — лысый, костлявый, похожий на богомола человечек с морщинистым лбом, ужасно брызгавший слюной при разговоре. Несмотря на хилое сложение, гаркнул он так, что все быстро расселись по местам и притихли. Однако со мной он заговорил нарочито вежливо, попросив не слишком вмешиваться в учебный процесс — иначе «эти остолопы» совсем отобьются от рук (они и сейчас вели себя не слишком почтительно). Он добавил, что если мне наскучило долбить эти чертовы стихи, я могу выйти вместе с ним в коридор и взять в автомате кофе. Пока я его пил, этот урод разглядывал меня с улыбкой до ушей, словно я был дрессированной обезъянкой.

Я заметил, что двери классных комнат автоматически открывались и закрывались строго по часам. Покинуть класс во время урока было возможно разве что при пожаре или стихийном бедствии, в то время как директор мог заглянуть в любой момент. С воротами, наверное, та же история, да ещё и на заборе колючая проволока, ни дать ни взять — в тюряге очутился. К середине дня я был железно уверен: детей не столько приводят сюда учиться, сколько сдают на хранение, чтобы не путались под ногами и не учудили чего. Их не считали за людей, но хуже того — они и сами себя за людей не считали и просто принимали все, как есть. И хотя их жизнь была такой унылой, что хоть головой об стенку бейся, они почти не проявляли интереса к новому человеку и зачинщику нежданного веселья, то есть ко мне. Может, оно и к лучшему.

Лишь одна из моих временных одноклассников, черноволосая и голубоглазая девочка с россыпью мелких веснушек на остреньком носу, подошла ко мне на перемене и представилась:

-Я Вильгельмина Келлер. Но ты можешь звать меня Ви.

Удивительное имя! И выглядит она не так, как остальные. Пускай на ней толстовка и линялые джинсы, но вся одежда чистая, а волосы как следует причесаны, льются на плечи и блестят. А ещё у неё живой и при этом очень взрослый взгляд - совсем как у меня. С нею, наверное, и дружить интересно.

-Герион Линдон.

-Тоже красиво. Знаешь, ты очень странный — первым говоришь с людьми, вопросы задаешь... Я тоже была такой. Но в этой школе тебя приведут к общему знаменателю.

-Это не я странный. Это здесь дом престарелых раньше срока...

-Прости. На самом деле очень классно, что ты у нас теперь учишься. Думала — я одна такая... К нам домой даже приходили с проверкой — хотели меня забрать у родителей.

-С какого перепугу?

-Решили, что мне не дают витаминок, из-за чего у меня дефекты развития... Все обошлось, но я до сих пор под наблюдением... - вздохнула Ви. - Но если будешь много задавать вопросов, лезть куда не надо и вообще слишком много любопытничать, заберут и тебя.

-Ну-ну... Мой отец угостит их пулей!

-У вас оружие? - ужаснулась моя новая подруга. - Вы нарушаете закон, и мне придется на вас донести!

Вот и поговорили...

-Валяй! - огрызнулся я. - А то, что раньше в каждом доме было по пушке, тебя не волнует?

-Что ты врёшь? Такого не может быть!

Её тонкие чёрные брови почти сошлись в одну линию, но это лишь развеселило меня.

-Почему ты так считаешь?

-Потому, что не может быть!

Да ты, смотрю, историю не учила! В каждом доме, говорят тебе! И только потому, что какие-то больные придурки стали палить в других людей, лицензия теперь большущих денег стоит, но полного запрета на него нет.

-Что-то я такого не слышала.

-Вы здесь много чего не слышали. Да и школа у вас не настоящая.

-Да? Может, ты настоящую видел?

-Видел! Там люди преподают, а не роботы. Там можно задавать вопросы, и тебе ответят. Там нет этих жутких замков на дверях. А ещё — там книги есть! Настоящие, бумажные книги, а не планшеты с одной игрой!

Вильгельмина задумчиво опустила голову. Может, она никогда и книг не видала?

-Скажи, а ты что здесь забыл?

-Изгнан на день за плохое поведение!

-Даже не знала, что так бывает. В первом и третьем классе ты тесты писал? - спросила она.

-Тьму написал, ясное дело.

-Я не про обычные. Я про тесты на способности Умника.

-Не слыхал ни разу.

-Ладно.

-А кто они такие — эти Умники?

-Они всё придумывают и изобретают, пишут программы, повелевают роботами. Это самые необычные люди с редким даром. Я хотела стать такой же, но у меня способностей нет. Вернее, они у меня средние.

-Как узнала?

-Тест показал. Говорят — компьютер не ошибается.

-Глупости. Ошибается, и еще как! А программы писать — способностей много не надо. Этому просто нужно учиться. Я вот учусь...

-Правда?

-Начал этим летом. Ну что, похож на супермена? - и я картинно напряг бицепс; уже тогда я был довольно спортивным парнем, потому что много работал в саду и сам ухаживал за пони. Моя новая подруга наконец-то улыбнулась, и даже лунка на месте одного из ее зубов показалась мне очаровательной. Она хотела спросить что-то еще, но властный рев звонка прервал нашу беседу.

-Какой сейчас урок? - спросил я.

-Пение, - с отвращением сказала Ви. - Опять этот бред про жареную курицу Фреда. Как можно петь про жареную курицу?

-Так давай прогуляем!

-Нет... Тогда меня точно заберут из дома. И там, куда я попаду, меня сделают такой же, как эти все, - голос Ви дрогнул, словно она вот-вот расплачется. - Прости, что я на тебя налетела за пушку. Я очень хочу с тобой дружить, но давай подождем перемены, там и поболтаем.

-Идёт! - и на мгновение мы соединили наши руки.

Мне не хотелось идти обратно, но еще больше не хотелось оставлять её одну среди этих снулых рыб. Такая житуха нестерпима для того, кто хоть чуть-чуть соображает. Вильгельмина была не просто нормальной, она была удивительной. Почему-то очень хотелось её обнять, погладить по блестящим чёрным волосам и увести далеко-далеко отсюда, в свой дремучий лес, где я становлюсь немного оборотнем, немного зверем. Я бы научил её читать следы животных, различать голоса птиц и запекать дичь прямо в земле, не ощипывая перьев. Мы развели бы огромный костёр высотой до неба. Я бы перестал быть «хвостиком» отца; наоборот, Вильгельмина стала бы моим спутником.

Тем вечером, оказавшись в обширном кабинете отца, увешанном рогами, черепами и шкурами больших и сильных зверей, с Вильгельмины я наш разговор и начал. Я сказал, что «обычная школа» - ужасное место, в котором ребята превращаются в скучающих придурков, и что таких школ быть не должно, и что Вильгельмину нужно оттуда забирать, потому что она всё ещё живая. Отец выслушал меня спокойно, не перебивая и даже кивая моим рассуждениям, а потом сказал:

-Это такая порода людей, Герион, им нравится так жить. Они не желают учиться. Их ничего не интересует, кроме как поесть, посмотреть киносон и поиграть в компьютер. Они никогда ни за что не боролись, как боролся когда-то я, и не заслужили другой судьбы. Но и ты держи ухо востро. Скатиться в их состояние очень легко — и всякий раз это происходит незаметно. Стоит лишь разок дать слабину, оградить себя от трудностей, вообразить, что больше тебе незачем учиться, как ты тоже станешь овощем, только при деньгах. Но и они долго с тобой не задержатся. Знаешь, как легко всего лишиться?

-Не знаю. Но Вильгельмине так жить не нравится. Она хочет пойти в настоящую школу, стать Умником и придумывать различные вещи.

-Да ты смеешься надо мной! Такие мысли этим ребятам даже в голову не приходят!

-Вильгельмина другая, отец. Давай переведем ее в мою школу, пока не поздно!

Отец громко рассмеялся, хотя повода к этому не было никакого.

-Ты хочешь, чтобы это сделал я?

-Да.

-Но это ведь нужно тебе! Я твою Вильгельмину знать не знаю!..

-А я не знаю, как ей помочь. Если бы только ты подсказал.

-В данном случае никак. Ей просто не повезло с семьёй. Они наверняка трудились хуже роботов, и лишились, обычная история. К тому же, она ведь наверняка тестировалась на Умника, но баллов недобрала. Тест проходит каждый школьник её круга, так что всё справедливо.

-Тут какая-то ошибка, пап. Давай заберём её к себе.

-А кто заплатит за её учёбу — неужто я?

-Почему нет? Для тебя это совсем немного!..

-Ха-ха! Как хорошо быть добрым и благородным за чужой-то счет! - недобрым голосом сказал отец. - И что теперь прикажешь — чтоб я каждого бездельника, которому не нравится жить так, как он живет, брал на содержание и выучивал?..

-Нет... Только Вильгельмину... Только её... - взмолился я. Не помню, чтобы я так о чём-то просил: почти все мои желания удовлетворялись прежде, чем возникали.

-О Вильгельмине пусть её родители заботятся, я за её судьбу не отвечаю. Заработай сам хотя бы доллар, поголодай, как мы с моим другом Раджабом голодали когда-то, выноси из-под больных горшки, как выносили мы — и о деньгах заговоришь совсем по-другому. Если б я относился к ним, как ты, вся семья сейчас бы кости глодала.

Это значило: даже не надейся. Впервые мне стало жаль, что мужчины не плачут.
 

$0

Осиротевшая Земля. За порцию сахара - часть 1

В Мак-Мёрдо нагрянули сильные метели, хотя до этого, в течение тридцати лет после рождения Младшего Солнца эти места почти не знали снега. Рыбачьи лодки, вытащенные на берег и укутанные брезентом, превратились в небольшие белые курганы, вытянувшиеся цепью вдоль берега, и эти курганы день ото дня становились больше. Домовладельцы не успевали чистить крыши и каждое утро встречали руганью. Чёрная морская вода грозно волнилась и рокотала, волоча за собой гальку; от неё поднимался пар, словно она кипела. В такие дни на дороге нечего делать ни каравану, ни, тем более, одинокому путнику.   

-Что такое электричество? - спросил Рэнди, подвигая табуретку поближе к печи, у которой, в скрипучем плетёном кресле-качалке, сидел гость - странного вида старик по фамилии Рахманов — опалённый солнцем, сухощавый, прямой, как струна, при полном арсенале зубов и начисто выбритый, сразу видно — чужой в этих местах. Кожа его лица плотно обтягивала кости, но на лбу, возле носа и около глаз темнели глубокие острые морщины, напоминавшие трещины в стекле. Голубые глаза под густыми бровями немного выцвели от времени и оттенком напоминали лёд, но улыбка была дружелюбной и располагающей, как у ребёнка. 

-Электричество — это когда мельчайшие частицы вещества приходят в движение и создают энергию. Эта энергия греет обед, освещает дом, вращает колёса и делает другую полезную работу. Со стороны кажется, что всё происходит само собой. 

-Мельчайшие частицы? - недоверчиво переспросил Рэнди, повертев в руках алюминиевую ложку.

-И не пытайся. Они не видны глазу. Их под самой мощной линзой не разглядеть. - усмехнулся Рахманов.

-Ну, ладно... А что заставляет их двигаться? 

-Сила ветра, движение воды, солнечный жар. Или энергия атома — но я замучаюсь объяснять, как её раньше получали. Мы делали сложные вещи, да...

Старик вздохнул и рассеянно постучал по подлокотнику кресла длинными узловатыми пальцами, словно что-то вспоминая. 

-Рэнди! - сказала с укоризной мать, убирая в полумраке кухни со стола то, что осталось от ужина — жареные ракушки, тонко нарезанную редьку, ржаной хлеб и лук. - Наш гость устал. Нехорошо быть таким навязчивым. 

-Ну, что вы! - рассмеялся старик. - Cвоих учеников в Айрон-Бэй я не мог заставить слушать... А чтобы кто-то задавал вопросы кроме похабных — вообще невидаль... Сыну доктора положено знать такие вещи. 

-Ремесло наследует старший, Арсений, - сказала мать. - Рэнди станет подмастерьем в кузнице, когда чуток подрастёт...

-Если всё равно работать руками, почему бы потом не стать механиком? - старик подмигнул Илье, затем полез в серую матерчатую сумку и достал из неё целое богатство - пухлый потрёпанный блокнот и огрызок карандаша. - Будем рисовать электрическую цепь. А если снегопады задержат меня ещё на день-другой, попробуем собрать ветряк. Железный лом у вас же где-то имеется? Провода?


-Ох, да... Раньше можно было утащить, сколько угодно. Только сейчас плохие люди с пушками свалку охраняют и следят, чтобы никто ничего не брал...


-Рэнди! То люди князя! Про них не стоит так говорить! - одёрнула мальчика мать.

-Но зачем они так сделали? Хлам — он же общий! Был...

-У всего рано или поздно появляется хозяин, - сказал старик, шумно прочистив горло. - Но ты не горюй, завтра мы попробуем решить эту проблему — лично для тебя, дружок.


Хозяйка поднесла путнику облезлую эмалированную кружку с горячим вином. Даже здесь оно считалось роскошью: слишком скудны стали за морем урожаи.  


-Да вы меня балуете! - обрадовался старик, забирая кружку и вдыхая едва заметный глазу пар. - Это же самый настоящий глинтвейн!.. 


Какое мудрёное слово! 


-А правда, что из-за электричества наступила та самая Огненная Война,? - не отставал Рэнди. Когда он чем-то интересовался, то бывал невероятно настырным. В доме доктора Осокина радушно принимали путников и раньше, но такой необычный пришёл впервые. На рукаве комбинезона мальчик разглядел букву S; такую носил и его отец. Так и есть - Сэйпиент. Потомственный Умник, давший клятву перед предками поддерживать и приумножать знания. 


-Не было войны... То есть, войн, конечно, было много, и явных, и скрытых, но самой страшной, которой все очень боялись, так и не произошло... Люди сами справились прекрасно — когда перестали работать, учиться и думать. Всё за них делали машины, которые двигало электричество. Но вот когда не стало электричества... 

-А почему его не стало?..

-Это, мой друг, отдельная история. Рассказывать долго, а я устал. Давай-ка я лучше покажу тебе электричество наглядно, чтоб ты не думал, что это выдумка такая, вроде домовых да леших. Принеси-ка своего пушистого дружка.

Рэнди снял с печи сонного, вяло протестующего Рыжика.

-Погладь. 

Недоумевая, что тут такого, Рэнди принялся исполнять просьбу. С мягкой шерсти кота посыпались мелкие белые искры.

-Должно быть, ты и раньше замечал? Всё равно, что молнии в небе. Только эти маленькие. У них и у молний природа одна. А теперь мы всё-таки нарисуем цепь, и я тебе расскажу, что и как в ней устроено... 

Наутро снег так и не прекратился. Он падал крупными мягкими хлопьями, похожими на лебяжий пух, в котором увязали люди, собаки и яки. Снегопад был таким густым, что на расстоянии больше вытянутой руки предметы теряли свои очертания, превращаясь в расплывчатые пятна за белой вуалью. Рэнди порадовался про себя: слишком быстро Рахманову не уйти. 


За завтраком доктор Осокин и Арсений говорили с Рахмановым о прививках. Они рассказали ему, что пытались выращивать ослабленные культуры болезнетворных микробов в пробирках, используя для сохранения лёд, привозившийся с гор. Для Рэнди это был тёмный лес, но мальчик жадно впитывал каждое слово, поедая пирог с чаем из ободри-травы.

Когда Осокины ушли, старик попросил мальчика найти ненужную металлическую бочку и сказал, что придётся её распилить. Одна в сарае нашлась: на самом её дне хранилось немного пепла, но госпожа Осокина долго не соглашалась её отдавать, пока гость твёрдо не пообещал ей и доктору электричество. Многие вещи жители складировали у себя «на всякий случай» - который либо никогда не наставал, либо наставал столь внезапно, что толку в приготовлениях не было никакого. 

Цепляясь друг за друга, чтобы не упасть на скользкой улице, старик и мальчик подошли к городским воротам, где на руку им поставили печать об убытии. Стражи удивлялись, чего это им в такую собачью погоду не сидится у огня. Рэнди пошутил, что экономит дрова. Впрочем, эта шутка была правдой больше, чем наполовину: зимой дом никогда не прогревался настолько, чтобы разгуливать по комнате меньше, чем в двух свитерах, да и мылись в это время года не чаще раза в неделю. 

-Я ещё понимаю — одну электростанцию отключить. Но по всему миру — как? - недоумевал Рэнди, высоко поднимая ноги, чтобы передвигаться в глубоком снегу. 

-Этого до конца никто не знает!.. Одни говорят — солнечная буря, другие связывают это с Хранилищами Душ.

-Хранилищами чего?

-Разве отец тебе не рассказывал? - поднял брови Рахманов. - Он ведь из Умников у тебя! Букву S на рукаве носит!

-Он мне не родной и почти всегда с Арсением, - вздохнул Рэнди, натянув шарф до самых глаз. - Тот от первого брака сын. 

-Туда переносили сознание мёртвых для того, чтобы затем дать ему новое тело. Да, наша наука могла и такое — переселять человеческий разум в машину. Только вот им не хотелось думать, что этот разум уже не человеческий и способен разрушить всё, что строилось тысячелетиями. Великая Сеть сделала нас очень уязвимыми. Ты не представляешь, насколько. 

Рэнди посмотрел на старика с недоверием. Мать открыла заслонку печи, чтобы почистить её внутренности от пепла, но было заметно, что она следит за беседой. 

-В самых богатых странах разом отключились все электростанции. И я тебе скажу — в первый же год умерло столько же народу, сколько в двух мировых войнах, вместе взятых... 


Мы вот без электричества живём — да и ладно... 

Антарктида никогда не была густонаселённой, ваш народ знал, как выживать среди вечных льдов, когда ещё так сильно не потеплело. Другое дело — мегаполисы, которые росли не только вверх, но и вниз. Наверху гигантские башни, подпирающие небо, а внизу — подземные города невероятной глубины. Представь, что ты заперт на высоте двух километров и не можешь быстро спуститься, потому что лифт больше не ходит. Но спуститься по лестнице ещё можно. А вот подняться с такой же глубины, когда к выходам устремились все остальные — особенно, если ты стар или болен... Представил?.. Нет, ты не можешь этого представить. И дай бог тебе никогда этого не узнать. 


Рахманов поморщился, словно воспоминания были ещё свежими. «Трещины» на его лице сделались глубокими, как пропасти. 


-Бабушка была умнее многих. Она не стала карабкаться наверх — иначе верная смерть, в давке или от голода. Она прыгнула в мусоропровод и оказалась на самом нижнем уровне, где раньше обитали только крысы. И попала в систему, через которую эти отходы вывозились на переработку. Там обнаружились ещё люди — жильцы, мусорщики, стражи, сбежавшие подростки, наркоманы, нечипированные — те, кто не хотели находиться под контролем государства... Они три месяца скитались в подземельях, скрываясь от бандитов, которые грабили и убивали на верхних уровнях, долго боялись выбираться даже в метрополитен. Но у бедных особенно нечего брать, а другие на нижних уровнях жили редко... 


Трудно представить...  В голове не умещается... Ни душа внутри машины, ни эта ваша Великая Сеть, ни города под землёй. Кстати, вот она, свалка. Недавно пришли стрелки и давай палить во всех, кто лезет через забор. Я говорил... 


Рэнди показал рукой на длинную проволочную ограду вокруг огромной территории, заваленной ржавыми остовами древних машин и прочим неразлагаемым хламом. У ворот, на которых был намалёван трезубец — герб княжеского дома — стояли арбалетчики в толстой зимней одежде. На головах они носили балаклавы, оставлявшие открытыми только глаза — обе грязно-белого цвета, что делало людей похожими на снеговиков.


-В старину на свалке был завод, где весь этот хлам перерабатывали и делали полезные вещи... Потом он стоял пустой, но недолго. Теперь там замок нашего князя. Из моих знакомых там никто не бывал. Но говорят — там роскошно, - рассказал Рэнди, гордый тем, что может поделиться с гостем информацией. 

-Что-то не вижу... - отозвался Рахманов.

-Так до него полдня топать... 

-Нет уж, спасибо. Замков я навидался по самое не могу. Как князей, королей и прочей шушеры.


Рахманов и Рэнди подошли к воротам, и охранники встали друг к другу ближе, готовясь отражать возможную атаку.

-Моё почтение, - обратился к ним старик. - Что нужно, чтобы попасть внутрь?

-За мусором пришли, что ли? - спросил один из охранников. - Хе-хе-хе... За мусор нужно заплатить. А тебя, мальчик, я знаю. Ты доктора Осокина младший сын. Только на халяву ты сюда всё равно не зайдёшь...

-По поводу заплатить — с этим проблем нет, - сказал старик, протягивая стражу две тонкие белых трубочки с палец длиной. 

-Эт чё? - набычился страж, хватая трубочку пальцами в толстой вязаной перчатке. 

-Сахар в пакетиках.

-Да врёшь! Сахара здесь уже полвека никто не видел... 

-Открой, попробуй, - улыбнулся старик. 

-Я тебе дам! - заволновался второй охранник, постарше, хлопая товарища по предплечью. - Испортишь! Отец! А у тебя ещё есть? Я бы за него шмат тюленьего сала подогнал — два месяца можно лопать! 

-Последнее отдаю. - покачал головой старик. Голос его был негромким, но твёрдым, как металл. 

Охранники переглянулись. Оба пытались сообразить, как вытряхнуть из пришельца больше сахара — чтобы хватило всем, и князю в том числе. 

-С этим вы унесёте только пять килограммов на рыло. Дашь ещё одну дозу — сможете забрать десять. Где два сахара — там и третий... 

Увы... - развёл руками старик

Пёс с вами, идите... 

Ворота с надрывным скрипом распахнулись. 

$0

Осиротевшая Земля. За порцию сахара - окончание

Путники попали на обширное пространство, на котором из-за мусора не было видно земли. По ногами у них хрустели ржавые металлические банки, пластиковые бутылки да битое стекло, припорошенное снегом, который, наконец, перестал валить, словно пух из разрезанной подушки.

-Здесь ничего хорошего нет, - с видом знатока сказал мальчик. - Лучшее начинается в глубине. 

-Как и всегда, - улыбнулся старик. 

-Как там жилось — в подземном городе вашей бабушки? 

-Я рос уже не там, а на воде. Мои родители в числе прочих захватили плавучий город Авалон, принадлежавший богатым. Свободного места оказалось полно: богачи не шибко быстро размножаются.  Там было всё, как в старину: отопление, безотходное производство, зелёные сады, прозрачный купол, сквозь который виднелось небо... Комбинезон, что на мне — оттуда. Ткань практически вечная; с моих семнадцати лет — ни единой дырки. 

-Не сиделось вам в таком хорошем месте. 

-Рабовладельцы из «Наутилуса» меня не спрашивали... - на сей раз дружелюбный голос старика прозвучал угрюмо. - Я так понял, сюда они пока не заплывали...

-Впервые слышу, - пожал плечами Рэнди, нагибаясь, чтобы подобрать почерневшую куклу, на которой сквозь грязь проглядывалось нетронутое временем длинное серебристое платье с вышивкой. У куклы были грудь, талия и бёдра взрослой девушки, волосы до колен и стеклянные глаза, способные закрываться (впрочем, левый глаз отсутствовал, и на его месте чернела дыра). В диком племени хиди, охотившемся на тюленей, отдали бы за такую игрушку много мяса и кож: человекоподобных кукол считали спящими божками, приносящими удачу, и всячески чтили.

-Если ваш князь тоже про «Наутилус» не слыхивал, я за ваш городок и гроша ломаного не дам — голос Рахманова всё больше напоминал глухое звяканье металла под ногами. - Долго нам ещё идти? 

-До того корабля, - Рэнди показал на остов большого нефтяного танкера, который валялся вдалеке, завалившись набок, словно мёртвый кит. В морозной дымке его силуэт выглядел фиолетовым. - Так с вами заболтался о былом, что почти забыл спросить — а вы куда сами направляетесь? 

-На восток, в Гелиополис. Попытаюсь примкнуть к «Крылатому солнцу». Они рады всем, кто шарит в технике, в химии или биологии. Это орден учёных. Они сохранили лучшее, что было в старом мире, но не имеют его пороков, потому что не привыкли к излишествам.

-Чем они от Умников отличаются?

-Это те же Умники, только у них свой город, своё руководство и много, много оружия. 

-А если я тоже захочу к ним примкнуть?

-Придётся много учиться.

-Чёрт... И вы туда же!

-Я же на чистом английском тебе сказал — неучам там делать нечего. Ресурсы ограничены — каждая съеденная крошка должна быть отработана. И даже возраст, сынок, не является оправданием. 

-С чего вы решили, что я лентяй? - вспыхнул Рэнди. - Когда что-то ломается, а отец с Арсением в лазарете, мать сразу бежит ко мне. 

-Вот если бы она бежала к тебе, когда отец с Арсением дома, тебе было бы чем гордиться! - и старик указал сухим загорелым пальцем на торчащий из лежалого мусора конец провода, заметный лишь внимательному взгляду. - Попробуем вытащить, посмотрим, какая длина. Хоть ты и местный, зато я — опытный охотник за хламом! - старик снял с пояса сапёрную лопатку и протянул её мальчику. - Помогай. 

Провод оказался длиной в рост Рэнди — не бог весть что. Но Рахманов не унывал. Он смотал добычу на руку и уложил на дно рюкзака, из которого вечером предусмотрительно вытащил все вещи, кроме набора инструментов в матовом металлическом кейсе. Старик не пропускал ни одного автомобиля, заглядывая под капот к каждому, но там уже успели хорошенько потрудиться и до него. 

-Что мы ищем?

-Ротор и любой аккумулятор... Кубик с рисунком молнии и надписью «Линдон пауэр». - он очертил примерные габариты кубика руками. - Перед катастрофой производитель был один.

-Не знаю... Может, в тракторе? - он указал на белый холм высотой в три человеческих роста. - Его, правда, целая толпа мужиков не поломала, но вдруг!..

Рахманов побежал к машине с прытью двадцатилетнего юноши и принялся расчищать её от снега руками, велев Рэнди снова взяться за сапёрную лопатку. Трактор был воистину огромен, несмотря на то, что местные жители уже оставили его без гусеничных лент. Это был один из тех гигантов, что впервые начали пахоту земель Антарктиды после того, как великие льды отступили к Южному полюсу. С самого начала, как рассказал Рахманов, колонисты посадили не кукурузу, не пшеницу, а много гектаров хвойного и смешанного леса, который смягчил климат и помог бороться с лютыми ветрами — бичом здешних мест.  

Этот трактор ничем не напоминал своего предка из двадцатого века, а больше всего походил на существо из куда более далёких эпох — мечехвоста или трилобита. Он имел низкий гладкий корпус овальной формы, состоящий из четырёх подвижных сочленений, что делало его гибким и позволяло удобнее «обтекать» выступы и впадины рельефа. Передвигалась машина на гусеницах, но полотно уже сняли жители. На что использовали — шут их знает. Заглянув в подбрюшье «трилобита», Рэнди увидел множество лезвий, расположенных под углом, словно лопасти вентилятора. Отец объяснял ему, что лезвия вгрызались в почву и проталкивали её дальше внутрь машины, где земля разрыхлялась, обогащалась полезными бактериями и веществами, а потом, пройдя сквозь внутренность машины, поступала наружу уже пригодной к посадке растений. 

Обшивка корпуса пестрела царапинами и вмятинами от многочисленных ударов: её пилили ножовками, пытались рубить топорами, но всё зря. Тонкую, как паутинка, щель в том месте, где закрывалась кабина оператора, тщетно пытались расширить ножом, не понимая, что это несколько сложнее, чем открыть тушёнку. Стекла в кабине не было, иначе искатели поживы обязательно бы его разбили. Вероятно, картина местности поступала человеку внутри машины с помощью наружных камер и локаторов. Рахманов, стряхивавший снег, заметил несколько штук и не замедлил рассказать о них своему юному спутнику. 

-Так-так... - вымолвил Рахманов, снимая перчатки и потирая руки. -  Получится вскрыть — всё у нас будет. Дальше никуда идти отсюда не потребуется. 

-Здесь даже нет скважины для ключа. - с досадой сказал Рэнди, гладя когда-то совершенно гладкий «панцирь» машины. - Ой, простите — вот она. 

-То-то же... Электроника электроникой, но оператор в экстренном случае должен суметь открыть кабину механическим путём. 

Скважина находилась на «спине» трилобита, куда снизу, по скруглённому боку, вела небольшая лесенка. Формой отверстие напоминало солнце с лучами — точь в точь как на гербе Гелиополиса. Сняв рюкзак, Рахманов открыл кейс с инструментами, напоминавшими скорее набор хирурга, чем обычного механика. Под крышкой было три уровня, и старик аккуратно выдвинул нижний. 

-Такого ключа у меня, конечно же, нет. Есть много заменителей, - пояснил он. - Всё своими руками.       

Взяв инструмент, очень похожий на спицу с самодельной ручкой из жжёного пластика, старик аккуратно просунул его в центр «солнца», покрутил, но затем удручённо покачал головой. Не подошло. Он брал из кейса одну железку за другой, но с тем же результатом. Тогда Рахманов выдвинул вторую секцию кейса и достал из неё плоскую серую коробочку с ладонь величиной. Будучи приложенной к замку, она громко пискнула, и в её закруглённом уголке засветились четыре красные точки.            

-Замок реагирует. Это уже хорошо. - Рахманов проложил коробку к замку, и она с тихим щелчком прилипла к нему без клея. - Когда цвет лампочек сменится на зелёный, корпус откроется. А пока подбирается код, побродим вокруг, поищем, что нам ещё может пригодиться.     

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

-Гайки, болты, скобы — этого добра я целый ящик насобирал. 

-Провода, Рэнди! Нужны ещё провода! 

-Сей момент, сэр!


Уже перевалило за полдень; Рэнди раскопал целый моток провода, когда к нему и Рахманову присоединился третий человек: они заметили его приближение, лишь когда на снег легла длинная синяя тень. Им оказался младший из охранников — широкоплечий парень в толстой камуфляжной куртке, отороченной собачьим мехом. Его лицо всё так же скрывала балаклава.


-Как прогулка? - спросил он без какой-либо интонации.

-Вы для этого проделали такую дорогу? - огрызнулся Рэнди, почуявший неладное. Он заметил, что арбалет у мужчины был взведён.


Конечно, нет, малыш. Мне на самом деле по фигу, как у вас дела, я не лясы точить пришёл. Твой гость сейчас отдаст мне весь свой сахар. И батарейки. А не захочет — ляжет отдыхать. 


Он поднял арбалет, показывая серьёзность своих намерений. Законы города, составленные кое-как и впопыхах, защищали гостей лишь в его пределах. Свалка же городом уже не считалась, а значит, любой вооружённый человек имел там полную власть. Рэнди опешил, но не потерял способности думать; его глаза забегали в поисках чего-нибудь тяжёлого, что можно было бы бросить в неприятеля. 


И чем ты собрался батарейки заряжать? - насмешливо спросил Рахманов. - Подуть на них, что ли? 

Те, кто за них платят, те пусть и разбираются, остальное не мои проблемы. Давай, шевелись, нетерпеливо сказал арбалетчик, начавший нервничать.  

У меня с собой ни батареек, ни сахара... Всё осталось в доме.

Врёшь. Такие вещи где попало никто не бросает. 

Ты не боишься, что парень всё видит? 

Парень ничего не скажет, иначе я порежу всю его семью. Ты же не хочешь этого, а, мальчик? 

Рэнди угрюмо помотал головой. Его взгляд упал на консервную банку, припорошенную снегом. Главное теперь — выбрать момент, швырнуть — и дёру. Только бы у старика хватило сил и скорости!

-Раз...

-У меня ничего нет, опусти оружие.

Рэнди отступил, как будто в страхе. Теперь он мог дотянуться до банки.

-Два...

-Ты дурак. Ты поплатишься за это. 

-Три!.. 

Метко пущенная банка шибанула арбалетчика в голову, тот инстинктивно дёрнул рукой и выпустил стрелу, но Рахманова на месте уже не было. Он перекатился по земле через плечо, в его руке мелькнуло что-то похожее на карманный фонарик. В бандита-охранника хлынул пучок белого света, от которого стало больно глазам. С ужасным воплем тот вцепился себе в лицо, которое почти мгновенно превратилось в уголь, и ноги мужчины несколько секунд ещё колотились о землю, прежде чем второй луч не заставил его затихнуть навсегда.

-Как же нехорошо вышло, - пробормотал старик, поднимаясь на ноги, и посмотрел на Рэнди, который лежал на снегу ни живой, ни мёртвый от страха. - Только не бойся, парень. Я тебя не трону... Будут спрашивать — можешь рассказать всё, как было... Только вот обратно я с тобой не пойду. Мой спальник забирай себе и никому не отдавай.

У них за спиной протяжно запищал прибор, который то ли открыл замок, то ли возвещал о неудаче. Старик протянул руку, чтобы помочь мальчику подняться, но тот шарахнулся от него, вскочил на ноги и бросился бежать во весь дух. По его лицу градом бежали слёзы, и дикий визг погибающего человека продолжал пульсировать у него в ушах.

-Рэнди, вернись! Одному опасно! - кричал ему Рахманов, но перестать бежать мальчик не мог. Ноги мчали его сами, не замечая выступов и рытвин. Его сверстники рано узнавали, что такое смерть, но до сих пор она не бывала такой ужасной. - Замок открылся! Посмотри!

Но никакая древняя тайна не заставила бы его сейчас вернуться. 

Огненный диск Старшего солнца уже цеплял своим краем линию горизонта, а небо сделалось тёмно-лиловым, когда Рэнди просочился в знакомую ему дыру в сетчатой изгороди; охранник, дежуривший в этом секторе, как раз двинулся в противоположную сторону, а платок, которым была замотана его голова, здорово портил слышимость. Мальчик успел проскочить в городские ворота точнёхонько перед тем, как их заперли на ночь. На улице он несколько раз он оглядывался, но никто за ним не шёл.

-Ну, наконец-то! - пробурчал отец, открыв дверь на его лихорадочный стук. - Какого чёрта вы возились там до темноты? И почему ты один?..

Рэнди остолбенел. Всё, что он видел и пережил на свалке, так и просилось наружу, но язык ему больше не подчинялся. Мальчик затравленно посмотрел на отца, пошевелил губами, но так и не смог произнести ни единого слова. Ни этой ночью, ни на следующий день, ни через месяц. 

 

RU тэги:

ru (2853)
money (579)
steemit (573)
life (546)
sport (405)
sportus (375)
sportusbet (370)
bitcoin (342)
steem (321)
news (320)
blockchain (277)
photography (275)
art (202)
travel (177)
ru-steemit (167)
story (137)
russia (134)
writing (123)
introduceyourself (118)
food (117)
ru-steem (112)
funny (98)
rusteemitblog (94)
ru-news (93)
ru-bitcoin (92)
ru-health (86)
sports (82)
ru-longtech (82)
humor (82)
russian (81)
investments (79)
new (77)
blog (75)
recipes (75)
spreadthepower (74)
ethereum (72)
photo (72)
cryptocurrency (71)
poetry (57)
video (56)
ru-life (56)
psychology (55)
crypto (54)
ru-immortality (54)
hyip (51)
philosophy (51)
rus (50)
nature (50)
anarchism (50)
crypto-news (48)
millionaire (47)
business (47)
stemmit (46)
mining (46)
steemwatch (46)
mountshow (44)
handmade (41)
health (41)
longtech (41)
ru-cryptocurrency (40)
ru-help (40)
golos (36)
history (35)
ru-longevity (35)
hot (34)
usa (30)
top (30)
technology (30)
steemmag (29)
spam (28)
immortality (28)
ukraine (26)
longetech (26)
ru-ethereum (25)
music (25)
help (25)
beauty (25)
kitchen (25)
ua (23)
ru-writing (23)
dream (23)
post (22)
investment (22)
cyberfund (22)
love (22)
game (22)
pictures (21)
people (21)
steemkino (21)
science (21)
ru-money (20)
ru-blockchain (20)
ru-mining (19)
security (19)
ru-science (19)
eth (18)
steemsquad (18)
fun (18)
pokemon (18)
dao (18)
btc (18)
steem-help (18)
minnowsunite (17)
experiment (17)
ru-reading (17)
trading (17)
fish (17)
steemit-ru (17)
ico (17)
games (16)
football (16)
poem (16)
ru-invest (16)
motivation (16)
see (15)
politics (15)
internet (15)
world (15)
steemit-news (15)
foto (15)
wings (15)
live (14)
children (14)
lifehack (13)
lisk (13)
facebook (13)
work (13)
secret-writer (13)
coin (13)
ru-travel (13)
animals (12)
investing (12)
religion (12)
illustration (12)
painting (12)
wisdom (12)
ru-business (12)
social (12)
ru-community (12)
kibo (12)
ru-funny (11)
ru-medicine (11)
ru-introduceyourself (11)
space (11)
wolf (11)
interesting (11)
trade (11)
bussinesman (11)
news-ru (11)
youtube (11)
putin (11)
country (10)
turkey (10)
creative (10)
ru-crypto (10)
motivational (10)
education (10)
night (10)
book (10)
war (10)
economics (10)
future (10)
vote (10)
pokemongo (10)
movie (10)
ussr (10)
active (10)
skyway (10)
ru-philosophy (9)
basicincome (9)
recipe (9)
lake (9)
mushrooms (9)
hello (9)
ru-quotes (9)
en (9)
verse (9)
law (9)
bitshares (9)
gold (9)
meditation (9)
fiction (9)
photos (9)
pamplona (9)
qwe (8)
literature (8)
cat (8)
etc (8)
apple (8)
poloniex (8)
pritchi (8)
finance (8)
poems (8)
steemit-help (8)
zarubezhom (8)
ru-story (8)
ru-btc (8)
telegram (8)
christianprogress (8)
marijuana (8)
auto (8)
kz (8)
economy (8)
freedom (8)
cartoon (7)
tech (7)
trends (7)
design (7)
baikal (7)
books (7)
sevenskills (7)
family (7)
creation (7)
tourism (7)
media (7)
ru-psychology (7)
popular (7)
sailing (7)
mind (7)
censorship (7)
gardening (7)
toys (7)
bot (7)
bookmakerhell (7)
bitfinex (7)
steemitphotochallenge (7)
test (7)
cats (7)
flowers (7)
taunigma (7)
yetaras (7)
ru-future (7)
self-development (7)
iconomi (7)
postcoin (7)
productivity (7)
scam (7)
indulgence (7)
craftbeer (7)
comedy (7)
inspiration (6)
car (6)
innovation (6)
girls (6)
the (6)
mlm (6)
faucet (6)
china (6)
invest (6)
upvote (6)
steemit-faq (6)
gif (6)
newlife (6)
steemart (6)
sci-fi (6)
death (6)
autumn (6)
gaming (6)
lisk-russia (6)
bulgaria (6)
picture (6)
universe (6)
language (6)
invention (6)
army (6)
ru-trading (6)
bitcoin-ru (6)
ru-humor (6)
litecoin (6)
tisenkovv (6)
reputation (6)
anarchy (6)
craigrant (6)
ru-faq (5)
ru-video (5)
community (5)
of (5)
garden (5)
politic (5)
cinema (5)
ponzi (5)
ether (5)
wallet (5)
hobby (5)
bitcoinsider (5)
ice (5)
howto (5)
mystic (5)
ru-post (5)
ru-russia (5)
cn (5)
ru--sismgkzki (5)
corruption (5)
baking (5)
from-lj (5)
ru-food (5)
sea (5)
belarus (5)
copywriting (5)
in (5)
ru-thinking (5)
steempower (5)
sonyankastyle (5)
tips (5)
akchmen (5)
by (5)
thoughts (5)
success (5)
salad (5)
moscow (5)
ru-cancer (5)
help-ru (5)
exchange (5)
steeme (5)
miner (5)
soccer (5)
inout (5)
analytics (5)
introduce (5)
journey (5)
time (5)
microsoft (5)
brain (5)
good (5)
overview (4)
mistermax (4)
nootrobox (4)
fintech (4)
woodcarving (4)
startup (4)
suka (4)
bread (4)
misskaty (4)
ru-kino (4)
sun (4)
library (4)
cosmos (4)
ru-wisdom (4)
ru-blokcheyna (4)
english (4)
tutorials (4)
android (4)
release (4)
maltsev (4)
introducing (4)
ruonly (4)
present (4)
ru-fasting (4)
classic (4)
survival (4)
human (4)
medicine (4)
lottery (4)
cars (4)
trading-analysis (4)
profit (4)
translate (4)
positive (4)
meme (4)
you (4)
power (4)
gambling (4)
steem-fun (4)
newcryptocurrency (4)
newcoin (4)
bank (4)
fairytale (4)
memory (4)
school (4)
culture (4)
astro (4)
idea (4)
fulfillment (4)
wish (4)
bigotry (4)
app (4)
ru-steeme (4)
http (4)
justice (4)
waves (4)
steemhelp (4)
cloudmining (4)
etherium (4)
windows (4)
languages (4)
cancer (4)
text (4)
film (4)
introducemyself (4)
drugs (4)
ru-macrophilosophy (4)
networking (4)
tutorial (4)
free (4)
energy (4)
zamok (4)
ru-longetech (4)
fairy-tale (3)
faq (3)
socialnetwork (3)
recreation (3)
smile (3)
flower (3)
sex (3)
raw (3)
melnikov (3)
weapon (3)
montenegro (3)
ru-blog (3)
relax (3)
account (3)
dveri (3)
lifestyle (3)
witness (3)
spain (3)
cryptonews (3)
biography (3)
smartcontract (3)
pie (3)
translation (3)
stereotypes (3)
man (3)
pushkin (3)
google (3)
dance (3)
forest (3)
coinfox (3)
hacker (3)
ru-fishing (3)
eeoneguy (3)
earning (3)
syria (3)
governance (3)
ru-poetry (3)
cash (3)
decentralization (3)
what (3)
reading (3)
me (3)
rippel (3)
personaldevelopment (3)
absurd (3)
ufo (3)
dicov (3)
from (3)
newbee (3)
buy (3)
meat (3)
nvidia (3)
stickers (3)
state (3)
ru-politics (3)
mirra (3)
kiev (3)
greece (3)
macroquiz (3)
nasa (3)
cooking (3)
sleep (3)
poker (3)
government (3)
job (3)
fashion (3)
donate (3)
thinking (3)
guitarist (3)
mine (3)
blondgirl-way (3)
article (3)
ru--titmgkzki (3)
ru-motivation (3)
mathematics (3)
dating (3)
ned (3)
question (3)
memes (3)
stats (3)
node (3)
blogging (3)
buisness (3)
ru--potryasayusche (3)
shopping (3)
leisure (3)
china-philosophy (3)
house (3)
yoga (3)
collection (3)
vopros (3)
longevity (3)
shop (3)
steem-tutorials (3)
soup (3)
liver (3)
ru-auto (3)
obama (3)
best (3)
steemfest (3)
not (3)
bounty (3)
word (3)
travels (3)
hardwork (3)
dog (3)
ru-people (3)
peace (3)
globalengineeringbaltia (3)
dogecoin (3)
prohodim (3)
biology (3)
tv (3)
cryptovalute (3)
drawing (3)
hentai (3)
x11 (2)
tesla (2)
italy (2)
coinbase (2)
trump (2)
color (2)
links (2)
meetup (2)
makerdao (2)
cheese (2)
hashflare (2)
motocross (2)
melania (2)
twitter (2)
safe (2)
true (2)
ukr (2)
steemtools (2)
israel (2)
mist (2)
transfer (2)
pytin (2)
spacex (2)
filmmaking (2)
blocktrades (2)
peru (2)
steem-bet (2)
comments (2)
mapala (2)
thailand (2)
ru-ethereumclassic (2)
ru-criptocurrency (2)
passwords (2)
steemitchat (2)
bali (2)
beyondbitcoin (2)
dash (2)
ru-chat (2)
password (2)
asic (2)
ecology (2)
ru-steam (2)
deposit (2)
bitcoinexchange (2)
silkroad (2)
traveling (2)
kids (2)
lg (2)
politica (2)
women (2)
flash (2)
rrr (2)
ru-new (2)
steem-fr (2)
identity (2)
fraud (2)
iron (2)
ru-eth (2)
rock (2)
sony (2)
lisk-ru (2)
updates (2)
steemdollar (2)
steemdollars (2)
medvedev (2)
lgbt (2)
ilcoin (2)
sky (2)
aboutme (2)
russiansteemit (2)
cybernomics (2)
ru-financial (2)
criptodengi (2)
ecommerce (2)
shoping (2)
guide (2)
usesteem (2)
payitforward (2)
wedding (2)
testing (2)
artist (2)
ya (2)
mother (2)
vegetables (2)
writen (2)
curation (2)
it-steemit (2)
cyrillic (2)
nintendo (2)
criptocurrency (2)
ru--vau (2)
esenin (2)
indoortv (2)
mastercard (2)
ural (2)
steemit-guide (2)
smoothies (2)
one (2)
vmf (2)
fencing (2)
swisscoin (2)
regulation (2)
ru-interesting (2)
ru--titjki (2)
ru--piswki (2)
it (2)
advertising (2)
theory (2)
alcohol (2)
home (2)
duedill (2)
inchain (2)
locoso (2)
amd (2)
blockpay (2)
cosmetic (2)
sdc (2)
mobile (2)
shadowcash (2)
hi (2)
flag (2)
incent (2)
city (2)
fork (2)
cryptomania (2)
mass (2)
ios (2)
posts (2)
ru-art (2)
ru-library (2)
earnings (2)
japan (2)
price (2)
ru-book (2)
decor (2)
skoda (2)
senenskills (2)
craftbeerart (2)
blokcheyna (2)
hustlersmanual (2)
easy (2)
esoteric (2)
start (2)
steemit-ideas (2)
diet (2)
astronomy (2)
dpos (2)
trojan (2)
my (2)
internetecommerce (2)
research (2)
matrix (2)
style (2)
tour (2)
bees (2)
manual (2)
gadget (2)
visa (2)
dessert (2)
do (2)
avto (2)
rap (2)
ru-football (2)
ru-ru (2)
horror (2)
ru-poem (2)
card (2)
newcomers (2)
ru-tor (2)
lecture (2)
sciens (2)
museum (2)
bittrex (2)
forever (2)
support (2)
techreview (2)
pokemon-go (2)
psychedelic (2)
london (2)
summer (2)
fly (2)
iphone (2)
ru-stih (2)
computers (2)
riches (2)
taxes (2)
marketing (2)
p2p (2)
mobileapp (2)
cryptovallute (2)
daxi (2)
ship (2)
humour (2)
programming (2)
archive (2)
personal (2)
barbecue (2)
steemrussia (2)
want (2)
tattoo (2)
api (2)
joke (2)
review (2)
monero (2)
lotto (2)
doping (2)
legal (2)
com (2)
films (2)
feminism (2)
thevenusproject (2)
rusio (2)
fishing (2)
reviews (2)
to (2)
cityfrog (2)
liqui (2)
fsb (2)
steem-power (2)
soul (2)
transport (2)
gardering (2)
diary (2)
consciousness (2)
ukrainian (2)
sreemit-ru (2)
ru-traveling (2)
cia (2)
us (2)
view (2)
Bitcoin (2)
elections (2)
islam (2)
first (2)
quail (2)
altcoins (2)
dice (2)
roadmap (2)
bots (2)
robot (2)
writer (2)
extremism (2)
thw (2)
global (2)
crpcenter (2)
movies (2)
winter (2)
circus (2)
sheldrake (2)
tormozi (2)
optimism (2)
ocean (2)
no (2)
currency (2)
body (2)
hidden-gems (2)
trend (2)
go (2)
pay (2)
fitness (2)
wikipedia (2)
election (2)
product (2)
cyberpunk (2)
introduceyourself-ru (2)
nakladnoi (2)
gyroscooter (2)
friends (2)
steemithelp (2)
egaas (2)
bitkoin (2)
logo (2)
rome-antique (2)
roman-portrait (2)
potatoes (2)
cryptography (2)
zashita (2)
stuffed (2)
dolevik (2)
steemlotto (2)
vdice (2)
maining (2)
crimea (2)
crowdsale (2)
stomach (2)
kodovyi (2)
aliexpress (2)
liberland (2)
prof1983 (2)
steeme-ru (2)
fake (2)
pelevin (2)
system (2)
steemit-howto (2)
relationship (2)
service (2)
site (2)
create (2)
pc (2)
RuEenglish (2)
magic (2)
steemstats (2)
geforce (2)